сервис работы с клиентами info@ecert.ru
Расчёт стоимости услуг

Дорожная карта от боли

11 июля на сайте Правительства РФ был опубликован план мероприятий по упрощению доступности обезболивания. Работа над «дорожной картой» велась несколько месяцев при участии государственных ведомств и профильных некоммерческих организаций (благотворительных фондов).

В результате в документе удалось зафиксировать тактику по улучшению ситуации с обезболиванием, которая затрагивает все этапы процесса, от производства лекарств,  содержащих наркотические средства и психотропные вещества, до регистрации медицинских изделий данной категории и их продаже.

Предыстория

Активизация законодательной работы в области доступности обезболивания началась после самоубийства контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, страдавшего от рака. К сожалению, эта трагедия — далеко не единственный подобный случай.

То, что именно это событие из ряда подобных получило огласку, — заслуга дочери адмирала. Она нашла в себе силы не глушить боль утраты молчанием, а продолжить то, что своей жертвой начал отец, — привлечь внимание к миллионам страдающих от боли, но никому не нужных людей, к тому, что от этого страдания нельзя отворачиваться.

2136162_653

На равнодушие нет права

Проблема обезболивания — системная и исключительно острая, ведь до сих пор большинство наших болеющих соотечественников уходят из жизни – вчера и прямо сейчас, так и не дождавшись обезболивания.

Для всестороннего решения комплекса этих проблем потребовалась разработка такого широкого документа, как «дорожная карта». Основные проблемы, которые требует скорейшего решения следующие:

  • общая нехватка неинвазивных обезболивающих препаратов, в составе которых имеются наркотические средства и психотропные вещества;
  • нехватка или отсутствие лекарств для быстрого снятия боли (в частности короткого морфина в таблетках), необходимых, когда привычные для пациента препараты перестают помогать;
  • нехватка или отсутствие таких лекарств для детей: в России существует лишь один зарегистрированный препарат с наркотическими веществами, подходящий для новорожденных;
  • барьеры для пациентов в получении нужных препаратов: проблемы есть не только в получении рецепта, но даже в покупке препарата;
  • несовершенство в системе определения и прогнозирования потребностей в лекарствах.

Этот пункт касается как ИТ-технологий (банальное внедрение электронного документооборота), так и проблем «в голове»: страшных привычек мышления и у врачей, и у пациентов. Так, по словам Нюты Федермессер, руководителя Центра паллиативной медицины в Москве и члена правления благотворительного фонда «Вера», очень часто все старания упираются в проблему того, что у нас не принято требовать для себя адекватного отношения, зато принято не жалуясь терпеть боль, если болеешь. В результате врачи отчитываются об отсутствии жалоб и, соответственно, потребности в препарате.

 

Отметим, что в «дорожной карте» также содержится поручение рассмотреть вопрос о разрешении использования подобных лекарственных препаратов даже без регистрации.

 

Там, где заканчивается медицина

Проблема обезболивания для онкобольных идет рука об руку с так называемой — в России — паллиативной медицинской помощью, во всем мире именуемой просто  паллиативной помощью.

Разница в этих понятиях в том, что цель медицинской помощи — вылечить болезнь, пусть даже через страдания. А когда такая цель уже не ставится, нужно вспомнить о главном — о человеке, которому теперь нужна просто помощь, а не медицина.

В эту помощь, конечно же, входит и медицинский аспект — как раз облечение симптомов, обезболивание. Но помимо этого нельзя забывать о других аспектах — социальном, духовном, психологическом, юридическом. Когда мы уже не можем повлиять на «количество» жизни, нужно все усилия направлять на ее качество. Именно для этого существует паллиативная помощь, инструментом которой являются обезболивающие, содержащие наркотические вещества.

image032

Куда ведет «дорожная карта»

По первым оценкам экспертного сообщества (медиков, представителей некоммерческих организаций), выпущенный документ содержит вполне достаточный комплекс мер, позволяющий надеяться на позитивные изменения. Как минимум одно уже есть — в правительстве на проблему вообще обратили внимание, и это уже достижение.

Существенным пунктом выпущенного плана является появление выше упомянутого короткого морфина. Во всем мире он считается эталоном обезболивания, так как, во-первых, действует очень быстро, а, во-вторых, таблетированная форма – самая доступная для пациента. Поэтому короткий морфин применяется в случае так называемого прорыва боли, когда у человека наступает сильнейший приступ боли, и нет сил дождаться приезда врача или даже возможности его вызвать, чтобы тот сделал инъекцию морфина.

Другие важнейшие подвижки:

  • продлен срок действия рецепта (на это было очень много жалоб),
  • право выписывать рецепты на наркосодержащие анальгетики теперь есть у любых специалистов, а не только у онкологов или участковых терапевтов;
  • упрощены стандарты хранения и перевозки (из-за этого многие аптеки избегали «связываться» с такими препаратами).

 

Когда слова мешают делу

Если выписку рецептов можно регламентировать достаточно легко и быстро, то проблему самосознания — гораздо более затруднительно. Тема смерти и рака в нашем обществе до сих пор носит табуированный характер, мы в принципе боимся на это смотреть, об этом говорить и выбираем легкий путь: притвориться, что этого нет.

С вопросами духовности работать должен каждый из нас лично, а также специализированные «отрасли» политики. Но работа есть и для законодателей, так как часть страхов носят далеко не идеологический, а уголовный характер.

Нюта Федермессер рассказала «Правмиру» о том, что ей в работе по оказанию и продвижению паллиативной помощи очень мешает закон о наркотических средствах.  Точнее мешает не он, а отсутствие в нем разграничения терминов пропаганды и информирования.

1234522

Ведь если вспомнить, как возникла сегодняшняя ситуация с обезболиванием, то мы придем к проблеме наркомании. Однако, по мнению врачей, ужесточение доступности наркосодержащих обезболивающих, во-первых, едва ли снизило уровень наркомании, а во-вторых, даже если считать эту меру эффективной, этически неправильно, спасая одних — наркозависимых, подвергать страданиям других — онкобольных.

А именно это и получается. Ужесточение правил оборота наркосодержащих обезболивающих привело к тому, что распространение информации о таких лекарствах может быть сочтено пропагандой наркотиков.

Очевидно, что такие проблемы в терминологии законодательства — непозволительны и кощунственны. Паллиативная помощь должна быть доступна всем нуждающимся, а для этого, в первую очередь, нуждающиеся должны узнать о ее существовании, о том, что они могут получить облегчение. А получается, что врачи просто боятся хотя бы рассказать пациенту об этом.

 

Дорогу осилит идущий

Хотя предложенные в «дорожной карте» меры получили позитивную оценку, эксперты также сходятся во мнении, что главное теперь — начать что-то делать в реальности, на местах. Потому что даже если закон безупречен — этого, как мы все знаем, мало.

Также нужно участие каждого причастного лица. Чтобы каждый по мере своих сил, возможностей и обстоятельств, делал маленькие дела неравнодушия, небездействия, чтобы мы интересовались кем-то, кроме себя и сугубо личных проблем, чтобы не упускали шанс сделать пусть крохотное, но доброе дело. Ведь таких шансов бывает немного.

niceimage.ru-52952

Источник:

http://www.kommersant.ru/

http://www.pravmir.ru/

Эксперты разъясняют
Наши партнеры
CCIFR CCIR